28 ноября 2007
   
Байкальские были Госакваспаса
По приглашению замначальника Госакваспаса Василия Николаевича Смирнова мы оказались на борту научно-исследовательского судна «Герман Титов» в самый разгар экспедиции, проводимой на Байкале Госакваспасом совместно с ВНИИ ГОЧС, Иркутским Лимнологическим институтом и ООО «Форт XXI» — головным исполнителем поисковых работ. Дивная красота берегов и умиротворяющий плеск «славного моря» о корабельную обшивку не могли отвлечь от главного, для чего, собственно, собрались здесь люди из разных организаций и городов — от поиска потенциально опасных подводных объектов и исследования состояния байкальской воды и донного грунта вблизи них.

Началось все с того, что, сидя в штабной палатке спасательского чемпионата, мы несколько дней судорожно пытались связаться с «Титовым», ходившим где-то в Большом Байкале. Спутниковая связь молчала, и связисты начали уже опрашивать местных радиолюбителей, не слышали ли они позывных корабля. Тишина! «Может, они подняли черный флаг и пиратствуют?» — пошутил кто-то. Все оказалось гораздо проще. Когда догадались связаться с Лимнологическим институтом в Иркутске, арендовавшим судно, выяснилось, что несколько раз в сутки «Титов» аккуратно выходит на телефонную связь с их представителями.
ПОЛНЫЙ ВПЕРЕД!

И вот мы на борту этого красивого, нестарого еще корабля. Вкуснейший обед, приготовленный коком экспедиции, каменные Ольхонские ворота на горизонте, сигаретный дымок, уносимый легким бризом…

То, что для нас экзотическое приключение, для команды экспедиции — повседневная работа. Нервная во время погодных капризов; нудная, когда подводный поиск безрезультатен; азартно-радостная при очередной удаче. Только за полтора дня на дне Ольхонского залива удалось обнаружить три техногенных объекта — больше чем всю за предыдущую неделю на Большом Байкале. Оно и понятно: здесь малые глубины, плотное судоходство, богатый зимний автомобилепад.

Как находят объекты на дне Байкала? Сперва наводка местных жителей, часто довольно точно знающих, кто, где и когда утонул на машине в здешних местах. В больших поселках есть представители МЧС, ведущие учет несчастным случаям и также способные дать предварительную информацию по поиску. Ну, а далее начинается привычное хождение в указанном районе галсами, с прочесыванием дна продольным гидролокатором.

ЛЕЧЬ НА ДНО!

…В капитанской рубке — общее напряженное внимание. Сидящая в углу рубки Света Дунчевская из фирмы «Форт XXI» внимательно смотрит на экран монитора, где бежит локаторная развертка эхолота по обе стороны от курса судна. Вдруг на линии сканирования проходит четкий всплеск — массивный объект на дне. «Стоп-машина!» — капитан Виктор Анатольевич Сивков плавно тянет на себя рукоятку хода.
Соруководитель экспедиции Олег Хлыстов из Иркутского Лимнологического института подсказывает, откуда лучше зайти для взятия придонных проб. Теперь надо сманеврировать, не упуская из вида объект, и быстро заякориться. Для уточнения координат под воду спускают круговой гидролокатор, вторично фиксирующий объект.
КСТАТИ...

За время экспедиции обследовано 68 кв. км водной акватории, из них основная площадь — в Малом море и Ольхонском проливе, а также в Северо-Западном районе. Зафиксировано 268 гидроакустических контактов, из них предположительно 19 техногенного характера. Произведено 25 погружений телеуправляемых подводных аппаратов «Гном». Найдено 10 новых затонувших объектов.


Далее в игру вступает «Гном» — юркий глазастый аппарат на «веревочке» управления. По одной этой «веревочке» — многожильному кабелю вниз под воду бегут сигналы управления аппаратом и электропитание, а вверх, на монитор — качественная картинка с японской видеокамеры.

Пузыря зеленую воду, «Гном» погружается на самое дно, а затем по легкому движению джойстика маневрирует, подходя к объекту, заглядывая почти что внутрь его… Два поворотных электродвижка с гребными винтами при ловкости оператора позволяют творить чудеса.

ТРИЛЛЕР НА ДНЕ

…На укрытом от солнечных бликов в тень навеса экране телевизора в реальном времени разворачивается настоящий триллер! Камера с подсветкой выхватывает сперва массивный предмет в бахроме рыбачьих сетей. Чуть ближе — и уже понятно, что это бортовой «ЗИЛ». Еще ближе — и вот уже как на ладони номер автомобиля…
— Смотри, пассажирская дверь открыта! — говорит кто-то — Да это от удара об дно. — А может, водитель выпрыгнул…

Сиденья, сети, водоросли… Какой-то обрывок ткани у рукоятки скоростей… Сердце невольно замирает — не мелькнет ли прямо сейчас перед объективом лицо утопленника?

У монитора ловко орудует джойстиком Михаил Аксенов — начальник лаборатории ВНИИ ГОЧС. Он здесь штатный гномовед.

— Главное, что нужно увидеть глазами «Гнома», — говорит Михаил, — это тип машины и есть ли в ней груз. Если камера выхватит какие-нибудь ящики- то однозначно надо вызывать водолазов. Ну а насчет трупов… Бог милует, пока в этой экспедиции не попадались…

АВТОМОБИЛЕПАД

Позже мне рассказали, почему в затопленных машинах тел пострадавших чаще всего не находят. Когда машина начинает уходить под лед, человек обычно успевает выпрыгнуть. Кому повезет — еще до того, как она погрузилась. А если нет… Пробив полынью, автомобиль идет вниз не по прямой, а по наклонной линии, а человек всплывает вверх по кратчайшему пути и упирается головой в лед изнутри. Иных бедолаг по весне так и находят — с волосами, намертво примерзшими ко льдине. Почему тонут? Байкал «дышит», живет глубокой сейсмической жизнью. На дне постоянно происходят микроземлетрясения, из трещин вырывается тепло. Поэтому лед наверху, кажущийся зимой таким прочным и монолитным, весь подточен снизу промоинами, неодинаков по толщине. Обычно зимники прокладывают знающие люди — витиевато, в обход опасных мест. Ну, и как бывает: выедет человек на лед зимой в подпитии изрядном или в рыбацком азарте, а может, и просто сдуру, да и решит напрямки двинуть. Только его и видели. Иные и по тонкому весеннему льду рискуют ездить — везет не всем. Поскольку Байкал от техники чистить только МЧС в лице Госакваспаса недавно взялось, то автомобили и суда здесь на дне покоятся разных лет. Много машин времен строительства БАМа, но еще больше — последних безалаберных лет.

СПАСЕНИЕ «ГНОМА»

…Прямо при нас происходит нештатная ситуация, заставившая всех понервничать. Миша, увлекшись (без риска здесь тоже нельзя), подводит «Гном» слишком близко к затопленному «Москвичу». На экране мелькает крупная ячейка рыбацкой сети. Задний ход! Но там тоже ячейка… Аппарат беспомощно дергается в сеточном плену. Когда становится ясно, что дальнейшие маневры приведут к окончательному запутыванию, в воздухе повисает слово «водолазы». И тут Василий Николаевич Смирнов вместе с Олегом Хлыстовым принимают решение попробовать вызволить «пленника» своими силами. За борт спускается катер с двумя матросами, вооруженными тросом с «кошкой» на конце, а для наглядной корректировки действий на дно уходит второй «Гном». Виртуозные действия всей команды, включая главного «гномщика» Мишу, приводят к нежданной удаче — дорогой аппарат удается вытащить «кошкой» из сетей, никого не вызывая. И вот его как желтенького цыпленка, облепленного водорослями, уже радостно передают из рук в руки на палубе.

…Кроме традиционной уже транспортной техники на дне экспедицию ожидала в этом году неожиданная и сенсационная находка прямо на водной глади Байкала…

(Продолжение следует)
Андрей САМОХИН